06/03/2017

И все таки РЖД не БИЗНЕС, а ГОСкорпорация

Многие часто произносят фразу: «РЖД это государство в государстве». И они даже не понимают насколько они правы. До 2003 года такая формулировка не вызывала негативных эмоций. Мощное министерство, которое было и законодателем и исполнителем в одном лице. Реформирование не только Министерства путей сообщения, но и отрасли, должно было создать конкурентный рынок, разделить функции, повысить эффективность и привнести бизнес подходы в управление отраслью.

К 2017 году рынок имеет следующую конфигурацию. Есть Министерство транспорта России, Федеральная служба по надзору в сфере транспорта, Федеральное агентство железнодорожного транспорта, ОАО «РЖД», Совет потребителей услуг ОАО «РЖД», дочерние и зависимые общества ОАО «РЖД», независимые компании, собственники и операторы подвижного состава.

Без преувеличения заметим, что структура аппарата управления МПС России, изрядно увеличившись, преобразовалось в структуру управления ОАО «РЖД». С уверенностью можно констатировать, что методы управления и подходы к принятию решений за время проведения реформы не изменились. Правильная и точная организация движения поездов требует дисциплины и порядка, что и обосновывает полувоенный характер железнодорожного транспорта. Видимо, именно этот аспект и не позволил привнести коммерческий менталитет в управление открытым акционерным обществом.

Однако, проведение внутрикорпоративной реформы, на фоне незаконченной отраслевой реформы, привело к нарушению импульсной реализации принятых решений. Жесткие циркуляры из Москвы перестали оперативно и безапелляционно достигать исполнителей. Перегрузка структуры аппарата управления, размытость ответственности, отсутствие горизонтального взаимодействия все это приводит к ухудшению исполнительской дисциплины и снижению качества выполнения поручений. В отрасли наметился дефицит «стрелочников». Остались одни начальники этих самых «стрелочников».

Сегодня проблемы горизонтального взаимодействия присущи всем уровням управления РЖД, включая центральный аппарат. Кроме того, именно в центральном аппарате, вертикали управления наиболее забетонированы и не хотят взаимодействовать друг с другом. Итогом такого саботажа является излишний бюрократизм принятия решений, когда даже для небольших вопросов требуется подготовка докладных записок на уровень членов правления. И даже член правления, курирующий один блок,  не в состоянии решить проблему без подключения члена правления, курирующего другой блок. Принятие решений на более нижнем уровне просто не возможно. Зачастую для поиска компромиссного решения требуется резолюция первого лица компании.

Такой подход не является коммерческим, так как на каждый маленький «чих» исполнитель старается получить «добро» от старшего товарища. И этот принцип характерен для каждого уровня управления.

И, если в такую структуру, попадает человек, который является самодостаточным бизнесменом, привыкшим по звонку и оперативно решать любые, даже самые сложные, вопросы, он теряется. Бюрократия и формализм — являются основной построения самостоятельного государства внутри государства. Сегодня по некоторым важнейшим вопросам быстрее и проще принять решение на уровне Министерства транспорта России, чем на уровне правления ОАО «РЖД».

Бизнесмен, который внес значительный вклад в создание крупнейшего частного оператора подвижного состава, создал Совет операторов и Совет потребителей, эффективность которого на рынке никто не ставит под сомнение, решил для себя, что на рынке для отрасли он сделает больше, чем внутри самой корпорации. Это расставание показывает, что пока стоматолог монополии не нужен.

И есть ли свет в конце тоннеля?….