19/03/2018

О системе управления в ОАО «РЖД»

Развал действующей системы управления движением начался в 2000 году, когда было принято решение о создании Единых дорожных центров управления движением (ЕДЦУ), которым передали функции и штат отделенческих поездных диспетчеров.

Управленцы «от учебника» скажут, что чем меньше уровней управления, тем эффективнее работает система. Но в этих же учебниках написано, что одна управленческая единица может эффективно управлять лишь ограниченным количеством подчиненных ей единиц.

Отрывая поездного диспетчера от линии, была снижена эффективность системы и заложена «мина замедленного действия» в систему управления качеством оказываемых услуг.

Управленцы «от учебника» говорят, что это не важно, есть информационные технологии с автоматизированными системами, которые позволят безболезненно избежать переходной период и в дальнейшем приведет к качественному скачку вперед.

Однако это слишком упрощенный подход. Железная дорога — это очень сложный технологический комплекс, который не всегда работает чётко, как часы и не всегда подвержен логике. И в этот момент опыт и профессионализм сотрудников определяет масштаб этих самых последствий. Как пример из жизни, если бы локомотивная бригада пригородного поезда после экстренного торможения на крутом подъеме закрепила состав по всем правилам, то столкновения с пассажирским поездом можно было избежать. Однако машинист и его помощник оказались неопытными, не обладали элементарными навыками по выполнению своих должностных обязанностей, при этом системы безопасности электропоезда работали исправно.

Новое молодое поколение, пришедшее работать на железную дорогу, считает, что можно отработать на одной должности один год (а то и меньше!) и идти дальше на повышение. Навыки-то приобрести за год можно, а вот опыт нет.

Так, в центральном аппарате РЖД до недавнего времени начальником департамента работал молодой креативный руководитель, который на линии не работал. Для него главными показателями эффективности являлись переписка по электронной почте в ночное время (человек горит на работе) и хождение по коридорам только с бумагами в руках (все заняты делом). Его понятия об эффективности работы развалили систему, выстроенную годами, при этом сам он «ушел» на повышение. Человек-то ушел, но те руководители и специалисты, которые остались работать в аппарате, продолжают прежнюю линию, потому что их так научили работать.

Или другой пример, уровнем пониже. В Центральной дирекции управления движением до недавнего времени начальником отдела работал молодой «перспективный» руководитель, который до этого не имел опыта работы ни в Центре организации работы железнодорожных станций (ДЦС), ни в Дирекции управления движением (Д). Его первыми словами в работе были – «Вы тут работать не умеете. Все что было до меня, забудьте. Я Вас сейчас работать научу». И это не зная ни структуры организации, ни специфики работы, ни уровня специалистов. И что в итоге? Пересидел тихонечко пару лет и «пошел» на повышение.

Сегодня в центральном аппарате РЖД доля сотрудников, которые не работали на железной дороге, но якобы все о ней знают лучше самих железнодорожников, растёт со скоростью Сапсана.

Эти управленцы «от учебника» легко меняют структуру управления отраслью, а потом хлопнув дверью и не оставив никакого следа, идут дальше.

Стоит признать, что вышеуказанные примеры указывают на то, что первоначально хорошая идея внедрения Молодежной политики ОАО «РЖД» в свое время дала серьезный перекос в сторону не обучения, а просто механического передвижения молодых руководителей на вышестоящие должности. Как следствие, не обладая необходимым уровнем знания, навыков в работе и опытом управленцев, молодые руководители не могут правильно организовать работу, своим примером научить подчиненных и не пользуются у них авторитетом.

Ликвидировав Отделения железных дорог, никто из этих управленцев не озаботился вопросами технологии работы отрасли и подготовки кадрового сетевого резерва. До создания акционерного общества сотрудников стимулировали работать на линии и в Управлении железных дорог, а не в министерстве. Сегодня же самые высокие зарплаты только в центральном аппарате, а работники на линии, которые непосредственно и занимаются работой, от которой РЖД получается основной доход, получают зарплату на уровне «чтобы не возмущались».

Так может быть информационные технологии надо в первую очередь внедрять в кабинетах на Новой Басманной? Вместо целого Управления протокола первому лицу можно на планшет просто выводить график его работы, подсказывать, что через 15 минут встречу надо заканчивать, выводить профили людей с кем он встречается, а навигатор покажет куда ему двигаться. Вроде бы в 21-м веке живем! А сэкономленный фонд оплаты труда, увеличенный на огромную сумму командировочных сотрудников этого Управления, позволит на 30% повысить зарплаты машинистам в нескольких локомотивных депо?

Вместо департаментов управленцы «от учебника» создали дирекции. В центральных аппаратах этих дирекций от 40 до 60% штата составляют экономисты, кадровики, юристы, финансисты и стратеги. Суммарно этот якобы функциональный персонал превышает штатную численность работников, которые непосредственно занимаются выполнением работы по основному профилю департаментов. Аналогичное дублирование идёт и на дорожном уровне.

Заработная плата членов правления Компании в десятки раз превышает среднюю заработную плату по отрасли, но что могут эти члены без машинистов, составителей и дежурных по станции? Необходимо менять отношение к труду линейного персонала и сотрудников центрального аппарата.

И последнее. До 1995 года в МИИТе на кафедре Управления эксплуатационной работы действовал макет железной дороги, на котором проходили занятия студентов по организации движения поездов. В отдельном кабинете была станция со стрелками, светофорами и настоящими пультами управления. Там были и жезловая система, автоблокировка, диспетчерская централизация, ЭЦ, МРЦ и т.д. Сегодня это большой зал с 40 компьютерами без макета. На мониторах схемы станций и все… Но на железнодорожные станции, куда придут работать нынешние студенты, 80% постов ЭЦ до сих пор представляют старые пульты без новых «компьютерных технологий», на которых их работать уже не обучают. Студенты говорят, что раньше было лучше и понятнее. Так может стоит прислушаться?